Printed from jewishkherson.com

"Какие у ребенка могут быть дела?!"

"Какие у ребенка могут быть дела?!"

 почта

Начну с Корчака. Его размышления о любви к детям начинаются с замечательной фразы: «С ранних лет мы растем в сознании, что большое – важнее, чем малое».

Мало того, что безусловно правильные, так еще и очень глубокие слова... Это ведь не только о педагогике. Большое важнее, чем маленькое... Разве это не о политике, в которой никто не замечает маленьких государств? Не о торговле, где есть раскрученные большие магазины и скромные, маленькие? Да разве это не просто о жизни, где маленькому, невысокому человеку всегда сложней, нежели тому, чья голова возвышается над толпой?

Гений Януш Корчак! Он обо всем сказал, обо всей нашей жизни. О нашем понимании мира и понимании себя.

Наши – взрослых – мысли представляются нам важными и значительными, а мысли детей... А есть ли они? Что это такое: мысли маленьких в сравнении с размышлениями взрослых?

Наши – взрослых – дела серьезны и необходимы, а дела детей... Какие у ребенка могут быть дела?

В конце концов, жизнь больших дяденек и тетенек – наша с вами жизнь – это, конечно, очень важно... Это такое серьезное, подчас трагическое, подчас веселое, но всегда значительное путешествие. А дети... Разве у них есть жизнь-путешествие? Они ведь еще на пристани, в зале ожидания.

Согласитесь: разве не так смотрим мы на детей только потому, что они – маленькие, а мы – большие? В сущности, не существует никакой иной причины смотреть на них столь высокомерно.

И в результате печальный вывод, к которому приходит всё тот же Корчак: «...Слабый, маленький, зависящий – ему еще только быть гражданином.
Снисходительное ли, резкое ли, грубое ли, а всё – пренебрежение. Сопляк, еще ребенок – будущий человек, не сегодняшний. По-настоящему он только будет».

Нам проще думать, будто ребенок занят подготовкой к будущим великим свершениям. Это наше заблуждение дает нам «право» несерьезного, легковесного отношения к детской жизни и к детским проблемам.

И мы, как правило, не задумываемся о том, что пренебрежительное, высокомерное отношение к детям любого возраста, убеждение в том, что у ребенка нет ни
подлинной жизни, ни настоящих проблем, ни истинной боли, – прямой путь к тому, чтобы рано или поздно стать его врагом.

И правда, если любой из нас подумает, а что его самого сильнее всего оскорбляет, то, убежден, едва ли не на первом месте будет пренебрежение других к его собственной жизни.

Контакт с ребенком, о котором так мечтает любой родитель, начинается в раннем детстве. И начинается он с того, что юное поколение понимает: родитель всерьез относится к нему. Всерьез!

Разумеется, дети осмысливают жизнь по-своему. С высоты нашего опыта нам может показаться, что ребенок это делает неправильно. Но он проживает свою жизнь и размышляет ровно так, как ему кажется верным.

Главное: он размышляет. Главное: он живет.

Автор: Андрей Максимов (из книги «Как не стать врагом своему ребенку»)

 

 почта