Printed from jewishkherson.com

Демонстративная истерика: Как реагировать?

Демонстративная истерика: Как реагировать?

 почта

Каждый ребенок учится достигать своих целей, ищет различные пути, экспериментирует. Это вполне нормальный процесс. Вопрос в том, каким путем взрослые позволяют ему этих целей достичь. Малыши очень быстро соображают, на какую условную «кнопку» нажать, чтобы добиться желаемого. Один раз прием сработал, второй раз — всё, готовая модель поведения уже есть. И гораздо труднее эту модель потом переделать, нежели предотвратить ее формирование.

Как правильно реагировать, когда ребёнок пытается добиться своего истерикой? Главное правило: ни в коем случае нельзя поддаваться эмоциональным манипуляциям ребенка. Нельзя уступать его плачу и крикам, которые он устраивает в ответ на запрет или отказ в выполнении его желаний. Эту фразу можно
усилить: тем более не уступать, когда он кричит и плачет! Твердое родительское «нет», сказанное без повторений, всего один раз, и сохранение спокойствия — единственные меры, которые помогут ребенку избавиться от наклонности так себя вести.

Замечательный образец такого поведения можно найти в воспоминаниях дочери знаменитого психолога Л.С. Выготского об отце.

В первые годы своей жизни Ася (младшая сестра рассказчицы) росла нелегким ребенком, она была, как принято говорить, с характером. Это проявлялось в бурных скандалах, которые она периодически устраивала. Мама работала и нас воспитывала няня, которая очень любила Асю, страшно ее баловала, во всем потакала ей, что, безусловно, не способствовало улучшению ее характера.

Увидев однажды один из Асиных фокусов, Лев Семенович сказал, что сам ею займется, и просил никого не вмешиваться. Ася очень любила гулять, очень хорошо играла во время прогулки, но возвращение домой вызывало ее бурный протест. Как только она видела, что мы приближаемся к дому, она ложилась на тротуар, начинала бить ногами, не подпуская к себе, и истошно орала. Вот такую картинку и увидел однажды отец.

На следующий день, когда все повторилось как по нотам, он вышел на улицу, велел мне и няне идти домой, а сам взял отчаянно брыкавшуюся и орущую девочку на руки, внес ее в подъезд, положил на пол, а сам вошел в квартиру и закрыл дверь.

Сначала из подъезда неслись отчаянные вопли, но постепенно они стали стихать — ведь зрителей не было! — и, наконец, совсем прекратились. Когда наступила тишина, отец вышел в подъезд, спокойно помог дочери подняться с пола и, молча, привел ее домой. Он не сказал ей ни единого слова. Умыв, он
отпустил ее к няне, которая собиралась ее кормить.

Это повторялось несколько дней кряду, с той только разницей, что пару раз Асю забирала из подъезда соседка из квартиры напротив и приносила ее нам через черный ход, со двора. Отец неотступно следовал своей методе, и был вполне вознагражден — постепенно все прекратилось, и возвращение с прогулки стало проходить спокойно. Если же Ася устраивала скандал дома, падала на пол, била ногами по полу, кричала, папа требовал, чтобы все вышли из комнаты, а сам, оставшись с ней, не обращал на нее никакого внимания, делая вид, что чем-то очень занят, поглощен.

Когда она успокаивалась, он, опять-таки молча, помогал ей подняться с пола и вел умываться. Он никогда ей при этом ничего не говорил, по-видимому, считая, что она в таком возбуждении, что все равно не в состоянии услышать и осознать сказанное. Как бы то ни было, но выбранный им метод целиком оправдал себя — истерики и скандалы постепенно прекратились…

Несомненно, активное участие отца в воспитании Аси способствовало выравниванию ее характера. Постепенно все ее срывы прекратились, и к школе она была вполне контактной девочкой, хорошо общалась со взрослыми и сверстниками, среди которых всегда, на протяжении всей своей жизни, имела много настоящих друзей.

Мы видим, как искусно, психологически тонко и точно вел себя отец. Вот главные и, в сущности, простые «секреты» его воспитательного успеха:
● он сохранял спокойствие и неучастие в демонстрации (иногда уходил),
● был внимателен и сочувственно помогал после прекращения сцены (помогал подняться, умыться),
● ничего не говорил в назидание,
● был последователен, не отступая от своей «методы».

 почта