Printed from jewishkherson.com

Про понимание и заботу

Про понимание и заботу

 почта

Не могу не поделиться историей из собственной жизни, запомнившейся мне, по-видимому, навсегда.
Мы с моим сыном Зориком шли по центральной улице нашего городка. Часы на сотовом телефоне показывали 9 утра, мы совершали наш ежедневный
утренний променад. Прошлая ночь выдалась неспокойной. Зорюша поздно уснул, несколько раз за ночь просыпался, и я долго старалась уложить его вновь.
Да и еще утром проснулся ни свет ни заря. Неудивительно, что в этот день он пребывал в плохом настроении, был капризен и раздражителен.
Отправившись на прогулку, я планировала уложиться в час, чтобы успеть вернуться домой вовремя, перед дневным сном. Но утро было таким замечательным
– прохладный ветерок, тучки на небе ( это в нашу тридцатиградусную жару!), что мне хотелось остаться на улице как можно дольше. И я решила рискнуть и
отойти от дома на довольно приличное расстояние.
Произошло то, чего я опасалась, – мы перегуляли. Зорик начал капризничать, жалобное хныканье переходило в настоящую истерику. Мы находились в
получасе ходьбы от дома, да еще с велосипедом в придачу. Меня охватила настоящая паника – как я повезу орущего ребенка домой?! Я схватила сына и
попробовала посадить его на велосипед. Он, естественно, сопротивлялся, дико вопя и неистово от меня отбиваясь. Тогда я схватила Зорика в охапку и понесла
домой, параллельно катя этот злосчасный велосипед и громко ругая себя за то, что черт меня дернул отправиться в такую даль при таких обстоятельствах.
Зорик продолжал рыдать во весь голос. Я почувствовала, что мое сердце переполняет ярость от стыда и бессилия. Еще немного, и я заору так же, как мой сын.
Я еле себя сдерживала.
И вот тут на меня воистину снизошло озарение. Вдруг всем сердцем я ощутила то, что чувствовал мой ребенок. Безумную усталость, беспомощность, состояние,
в котором рушится все вокруг и мир теряет свои прежние очертания. Я почувствовала, как ему плохо, как он страдает в эту минуту.
В тот же миг ярость отпустила меня. Я перестала нестись домой как угорелая, остановилась возле ближайшей скамейки, присела, обняла Зорика: «Маленький
мой! Я понимаю, что тебе сейчас очень плохо. Ты ужасно вымотался и устал. Потерпи, пожалуйста. Скоро мы придем домой, и я сразу положу тебя спать. Мне
очень тяжело нести тебя на руках. Давай я посажу тебя на велосипед и дам пряничек. Так мы быстрее доберемся до дома».
Некоторое время мы сидели на скамейке и отдыхали. Зорик понемногу успокоился, я тоже пришла в себя. Сажая его на велосипед, я старалась сохранить
спокойствие и доброжелательность и оставаться такой же понимающей, как 10 минут назад. К моему удивлению, сын не впал в очередную истерику, а жалобно
похныкивал, мусоля пряник. Мы продолжили путь к нашему дому…
В эту минуту я в очередной раз осознала важность отношения к ребенку с максимальным пониманием и заботой. В тяжелые моменты просто необходимо
поставить себя на его место для того, чтобы прочувствовать всю силу его боли и страдания.
Успокаивая своего ребенка, проявляя терпение и сочувствие, мы одновременно успокаиваем самих себя и бушующую в нас ярость. Удовлетворяя потребности
ребенка с терпением и добротой, мы лелеем ребенка внутри нас, который также ждет утешения.
Когда ты маленький и беззащитный, утешения тебе так нужны! И как хочется не забывать про это в самый нужный момент!

 

 почта